Categories:

Святой Грешник. Cказка Томаса Манна, которую не расскажешь детям на ночь.

О близнецах.

Когда говорят "последние времена настали", я всегда отвечаю: "Бывало и похуже".

Жили были король с королевой. И не было у них детей. Часто перед сном вставали они на колени вместе и молили Бога о ребеночке. И вот почти когда уже состарились, королева понесла.

Родила красивейших близнецов - мальчика и девочку. И умерла.

А они были настолько красивые и гордые, что никого не считали себе ровней, и сколько ни пытался отец отделить их друг от друга, все равно только вдвоем чувствовали себя живыми.

И в ночь, когда отец их умер, и совы жалобно кричали в башне....

В ту ночь они согрешили. И упивались своим грехом: "они продолжали жить в непотребном браке месяц за месяцем, и не было похоже, чтобы кто-либо из них помышлял о брачном союзе, как то наказывал им отец. Слишком пылко любили они друг друга..."

С рук им это не сошло, принцесса забеременела. В отчаянии обратились они к своему старому вассалу и наставнику барону и гурвеналу господину Эйзенгрейму за помощью и обещали сделать все, что он ни скажет. А он снисходительным не был, и посудил так: брат (Вилигис) отправляется в паломничество замаливать грех, а сестра (Сибилла) в замок к нему рожать.

Очень скоро Вилигис погиб в походе, а Сибилла родила чудесного мальчика, которого суровый Эйзенгейм приказал положить в бочонок, бочонок в лодочку и пустить "на волю волн".

Не просто так, конечно. Положили туда еще прекрасные материи на рыцарское одеяние, золотые монеты и табличку, где была написана история его рождения (без имен и географии, правда).

Уплыл малыш и через 17 лет вернулся... случайно заплыл на свою родину... и случайно женился на собственной матери. Он не встречал женщины красивее, а ей он напоминал кого-то... и одежда его тоже.

Но табличка была при нем, напоминала ему, что он по рождению чудовище, а между тем залез в королевскую постель и даже родил двух дочерей. Наедине с собой он эту табличку перечитывал, и обливал слезами, и бил себя в грудь.

Потом, конечно, королева нашла табличку и все открылось. И тогда уж за покаяние они взялись всерьез.

Она отправилась больных проказой обмывать и утешать, а он и того хуже - на одинокий остров без единой травинки и дерева - бить себя в грудь, конечно же и каяться.

И опять прошло 17 лет.

В Риме умер Папа, а нового никак избрать не могли. И тогда двум кардиналам приснилось, что искать надо на острове там-то и там-то. Поехали, но нашли там зверька скукоженного и страшненького и "зeло колючего"

Испугались и сбежать хотели, но он им сказал

«– Не смущайтесь моим видом! Я стал таким маленьким, потому что кормился младенческой пищей и жил под открытым небом. Мои рост ко мне вернется.»

Они ему поверили и отдали ему символический ключ от Царства Небесного, а он "прижал ключ к своей волосатой груди".

А отведав вина и хлеба стал быстро меняться и вскоре "снова ясно можно было увидеть знакомое лицо, строгое повторение пленительных черт Сибиллы и Вилигиса."

Нашел он на берегу, откопал и табличку свою: 

"И вот, держа ее в одной руке, а в другой руке ключ, он про себя произнес:

Мне теперь мои печали

Просветленными предстали,

И дивлюсь я, сам не свой,

Той алхимии святой,

Что и плоть, и боль, и стыд

В дух чистейший претворит,

И наперсника порока

Вознесет к тебе высоко.

Господи, вся скорбь земная

Пусть войдет в ворота рая«.

Так он стал величайшим и мудрейшим Папой Грегориусом.

И жену потом обеспечил и детишек. И вот как история кончается:

"Да остерегутся они (грешники) сказать себе: «Бесчинствуй ничтоже сумняся! Если уж тем все сошло с рук, то ты и подавно не погубишь душу свою!» Это нашептывает дьявол. Попробуйте-ка сначала прожить семнадцать лет на камне, превратившись в сурка, и купать больных более двадцати лет подряд, и тогда вы увидите, шуточное ли это дело!"

PS

В русском переводе новелла называется Избранник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened