Category:

Мой первый допрос - пост ночной, а значит "Божественный"

Я всегда считала, что личная порядочность, и вера, и гуманизм важнее политики.

Но я всегда помогала диссидентам, когда они об этом просили - если это было о чем-то  "нормальном"  (отредактировать статью или книгу, чаще всего) и сама написала пару раз в журнал Континент длинные очерки - но они скорее были гуманитарного характера и антисоветские только по своей гуманитарной сути.

Их переправлял для меня туда - увозил мой фантастический французский друг - профессор истории и просто красавец неописуемый... 

пардон - это уже другого рода мемуары.

Мда...

Добрались до меня году в 78-м. 

И когда меня-училку выдернули с урока на "беседу", я неожиданно дико испугалась.

Я вела себя ужасно, ужасно. Рыдала, просила отпустить, просилась домой. Притворялась больной. Говорила какая я несчастная, но хорошая.

Меня к вечеру отпустили, и я немедленно пошла топиться. Мне было ТАК стыдно.

По пути к утоплению, я стала вспоминать, что же было. И я поняла, что рыдая, умоляя и размазывая сопли в течение 3-х часов, я не ответила ни на один вопрос.

Я даже не сказала, что больше так не буду.

Я в принципе вообще ничего не сказала из того, о чем меня спрашивали.

И я думаю, нет я до сих пор благодарю Бога за это. Сама бы я не справилась - я очень испугалась. Они конечно же все сами знали, но ...

После этого мы с мальчиками из КГБ встречались несколько раз.

 Были взаимно вежливы.



Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →